24/7
  • РУ
  • EN
Круглосуточно Москва, Каланчевская ул., д. 45 WhatsApp (8:00-22:00)

Медицинский бизнес на карантине

Интервью с Игорем Краснолуцким, основателем и управляющим партнером группы компаний GMS Clinics and Hospitals для портала https://d-zerts.ru

Виктория Шматкова взяла интервью у Игоря Краснолуцкого, основателя и управляющего партнера группы компаний GMS Clinics and Hospitals. Поговорили о медицинском бизнесе в условиях пандемии, обсудили, что изменилось в его клиниках, как они подстроились под изменения, и что нужно сделать сегодня, чтобы выжить и не просесть по выручке после кризиса.

Виктория: Здравствуйте Игорь, я знаю, что ваши клиники не закрылись и поток пациентов идет, расскажите, что у вас сегодня происходит, есть ли у вас спад.

Игорь: Здравствуйте Виктория. Мы как были загружены на 100%, так и сейчас загружены. Безусловно, у нас тоже есть спад от стандартного амбулаторного приема и спад достаточно серьезный, мы прогнозируем порядка 80 % по апрелю. А стационар загружен на 100%, так как он у нас как и раньше работает на неотложную помощь.

Но тут возникают другие вызовы. Полагаю, коллеги могут смоделировать ситуацию, что может произойти, если к нам попадает пациент с одной патологией, а получается, что он носитель СOVID-19, какие возникают после того правовые последствия для нас. Так что мы постоянно сидим «на бочке с динамитом», под угрозой появления подобной ситуации. Что касается плановых услуг, мы вынуждены были прекратить их оказывать, практически по всем направлениям. Вынуждены ко всему подходить достаточно креативно в последнее время.

Виктория: Расскажите, пожалуйста, сколько у Вас клиник, какой площади, какие направления у клиник.

Игорь: У нас 4 локации в Москве. В общей сложности 7 клиник, а также 3 локации в Санкт-Петербурге. В СПб мы называемся «Лахта Клиник», плюс приобрели маленькую клинику «Амеда Клиник». Её мы тоже переименовали в «Лахта Центр».

Клиники в основном специализировались на многопрофильном амбулаторном приеме, затем был добавлен терапевтический стационар, а после него хирургический стационар с реанимацией и достаточно широкими возможностями в медицинском плане. Также у нас есть клиника стоматологии, клиника ЭКО, компания по организации лечения за рубежом и агентская компания по обслуживанию иностранных туристов.

Мы работаем в премиальном сегменте, примерно 30% наших пациентов — иностранцы, которые работают или приезжают в Россию, а так же туристы.

Поэтому мы столкнулись со спадом амбулаторного потока гораздо раньше, чем большинство коллег. Это связано с тем, что иностранцы которые находились в РФ, когда у них на родине возникли проблемы, они массово начали уезжать. Собственно тоже самое сейчас происходит с гражданами РФ которых возвращают в Россию. У нас достаточно много было иностранного медицинского туризма, в том числе из Китая и мы почувствовали спад еще в январе, намного раньше, чем многие другие игроки рынка в России.

В нашем случае это был скорее плюс, чем минус, поскольку мы сразу понимали к чему готовиться и подготовились заблаговременно. Мы заранее закупили средства индивидуальной защиты, препараты, медикаменты, поэтому я не могу сказать, что мы в плохом положении относительно поставок, эта ситуация дала нам возможность подготовится финансово. Поэтому мы, несмотря на существенное снижение потока амбулаторных пациентов, не видим такого существенного снижения выручки.

Мы были первыми из частных клиник, кто стал предлагать тестирование на вирусную панель, у нас все организационные процессы были отработаны, и в день, когда лабораториям стало можно производить ПЦР исследования, мы в тот же день уже приняли порядка 200 пациентов, которые ожидали тестирования от нашей клиники. Первую неделю мы были заняты обработкой только тех запросов, которые накопили заблаговременно.

Медицинский бизнес на карантине

Сейчас мы подготовили такое же предложение по иммуноферментным исследованиям. За 2 недели до того как город наконец-то признал, что ПЦР тестирование не является оптимальным методом диагностики, мы стали предлагать нашим пациентам диагностику с помощью КТ, чем в общем-то загрузили на 24 часа в сутки аппарат и врачей, которые занимаются диагностикой. Мы разработали пакетное предложение, всё то, что требуется по стандарту.

Мы очень внимательно следим за тем, что делают наши коллеги в США и в Европе, благо большая часть наших врачей читает на английском языке. Мы за 2-3 недели понимаем, к каким мерам придет Россия относительно лечения и диагностики, поэтому заранее готовим алгоритм действий и пакетные предложения для пациентов, которые мы можем рассылать по нашей базе.

В тот же день, когда город официально признал и порекомендовал диагностику в виде КТ и в виде анализа крови и консультации врача, мы сделали порядка 60 исследований КТ.

Мне кажется, если мы говорим о том, что важно для каждой организации в условиях кризиса, надо быть готовым к этому кризису, пытаться распознать признаки надвигающейся проблемы и продумать план B и С. Это, конечно, всё равно вас не обезопасит от каких-то ужасных последствий, особенно если это неизвестная болезнь и затрагивает весь мир. Но по крайней мере, у вас сохраняется свобода маневра в рамках правового поля. На мой взгляд самое главное в кризисной ситуации — быть к ней готовым, хотя бы морально. Иметь пути к отступлению.

Я сейчас говорю совершенно прописные истины: нужно стараться быть на полшага впереди остальных, не ждать, что тебе кто-то скажет, как правильно себя вести. У нас есть то, в чем мы чувствуем себя уверенными — опыт и знания, этим и нужно пользоваться, на мой взгляд.

Простые люди пытаются от врачей получить какой то ответ, я думаю, что нужно давать и психологическую помощь. Зачастую человек, который пытается сделать тот же самый тест на СOVID-19, сколько ты ему не говори про то, что это бессмысленно, он всё равно будет пытаться его сделать. Вы свою работу выполнили, вы предупредили что этот тест имеет смысл только для эпидемиологов для определения локализации очага инфекции, он это услышит, но дальше скажет: «Я всё-таки хочу сделать для своей семьи!» Хорошо, хочешь — делай. Мы тебя предупредили. Важно, что пациент выполнил для себя психологически то, что считал необходимым. Так же как пошел и купил ту самую гречку.

Опять же, коллеги, в обычное время пациенты к нам приходят, даже не имея медицинских проблем, либо эти проблемы вызваны психосоматикой. Вы же решаете их проблему, вы лечите человека, а не болезнь, хотя зачастую это достигается не только медицинскими методами, а иногда в помощь и парамедицинские методы.

Я рекомендую попробовать усилить ваше звено психологической поддержки, совершенно очевидно, что после того, как пандемия закончится, в обществе утвердится страх и тревога, связанные не только с изменением самочувствия, но с самим фактом проведения в изоляции долгое время. Мы и сейчас врачам общей медицины, терапевтам, педиатрам, неврологам и всем смежным специальностям проводим внутри компании специальные лекции.

Наши психотерапевты сейчас готовят программы, чтобы врачи внутри клиники понимали, как вести себя с пациентами в этих состояниях. Совершенно очевидно, что эти тревоги и панические атаки приведут к проблемам в первую очередь с ЖКТ, да и вообще у кого во что «выстрелит». Более того, я думаю, что сейчас психотерапия будет востребована как среди пациентов, так и среди врачей.

Мы активно ездим по тем стационарам, которые специализируются на СOVID-19, оцениваем возможность конвертации нашего стационара для работы с СOVID-19. Пока я не убежден что нам это нужно, поскольку есть много нозологий, которые на данный момент не связаны с СOVID-19, но тоже требуют внимания и лечения, в частности у нас сейчас порядка 180 пациентов, прикрепленных на химиотерапию, которые до этого лечились в Германии, Австрии и Швейцарии. Эти люди должны продолжать получать свою услугу, иначе сами понимаете, какой будет финал.

Необходимо также работать с персоналом, для меня было приятно и неожиданно, что какие-то из идей я получаю и получал от врачей, менеджеров и линейного персонала, которые работают в нашей клинике. Они приходят сами и говорят: «Попробуйте вот это, а может быть вот это», некоторые из этих идей реально срабатывают. В частности, история с химиотерапией.

Мы никогда не позиционировали себя, как клиника онкологии, у нас в ассортименте услуг всегда была химиотерапия, но она никогда не была главенствующей услугой, и мы не планируем специализироваться на этом после окончания всех этих событий, но сейчас она востребована, мы принимаем всех желающих.

Мы предполагаем, что покупательская способность населения снизится после карантина, но мы не планируем снижать цены, мы планируем их повышать. Мы не планируем демпинговать, мы надеемся, что мало кто из коллег будет это делать потому, что ни к чему хорошему это не приведет, а приведет к банкротству большого количества частных клиник, если вдобавок ко всему мы все еще начнем конкурировать по цене.

Медицинский бизнес на карантине

Я уверен, что нынешняя пандемия приведет к трансформации общественного сознания, психология общества потребления станет такова, что люди будут отказывать себе во многих вещах, тем самым высвобождая определенные средства на лечение, несмотря даже на сниженную покупательскую способность. Останется тревога за здоровье, они готовы будут тратиться на медицину. Возможно мое мнение не верно — покажет время.

Виктория: Подводя итог, получается, что вы подготовились к кризису, сформировали пакеты для новых потребностей по СOVID-19 и по КТ еще в январе-феврале, правильно я понимаю?

Игорь: Да, мы в тестовом режиме перевели 80% административного персонала на удаленную работу еще в феврале. Проверили, как всё это будет работать. После чего, когда возникла реальная необходимость в этом, мы это реализовали.

Виктория: Вы говорите, что у вас 80% спад по первичному амбулаторному приему, то есть вы заместили этот спад новыми предложениями, которые вы сформировали под сегодняшние нужды?

Игорь: Да, абсолютно верно.

Виктория: Как вам удалось быстро оповестить пациентов, которые нуждались в КТ в таком количестве?

Игорь: Мы сейчас особенно стараемся быть на связи с пациентами, у нас очень плотное общение с большим количеством пациентов из собственной базы. И достаточно много новых пациентов, которых интересует именно диагностика COVID-19.

Мы не продаем тестирование на СOVID-19, мы хотим помогать пациенту, поэтому говорим про консультацию врача, про панель на все вирусы, про КТ, если мы говорим про диагностику.

Виктория: Игорь, а вы стали делать больше онлайн консультаций?

Игорь: Мы их просто стали делать, так как мы не делали их раньше. Мы подготовили всё, чтобы их ввести когда это будет необходимо. Плюс мы реализовали еще услугу «Клиника с вызовом на дом», расширили количество врачей и специальностей с выездом на дом. Если вдруг срочно нужен акушер-гинеколог, то он берет с собой инструментарий, кольпоскоп, портативный аппарат УЗИ, аппарат КТГ, которые мы закупили заранее, когда готовились к кризису.

Виктория: Есть ли у вас поток по ОМС, может быть вы начали работать работать по ОМС?

Игорь: У нас есть поток ОМС по ЭКО и ограниченный поток по хирургии в рамках специализированной помощи. По ОМС то, что связано с ЭКО, возможностей немного, мы прекратили брать пациенток в новые протоколы, но мы в постоянной связи с нашими пациентами. Готовим их и морально и по возможности удалённо к протоколам. Надо сказать что люди благодарны за это.

Виктория: Игорь, а что насчёт затрат? Вы их увеличили в это время? Или пришлось что-то снижать? С арендой вам может быть кто-то пошёл на встречу?

Игорь: Как ни удивительно, по одной из площадок у нас арендодателем является г. Москва, и в данный момент это единственный арендодатель, который вообще никак не пошел нам навстречу. То же самое касается кредитов, госбанки отказались на данный момент нам как-либо помогать, а негосударственные банки пошли нам навстречу.

Виктория: Получается, бизнес должен помогать себе сам. Что пользуется большим спросом в телемедицинских консультациях?

Игорь: Всё достаточно ровно. Если говорить про специальности, больше всего у нас «просела» педиатрия. В силу того, что большая часть работы педиатрии это — вакцинация и лечение сезонных болезней, которых сейчас нет, потому что все дети изолированы.

Начинается сезон аллергии и энцефалита, но от энцефалита мы прививать не имеем права сейчас, а по аллергиям стараемся делать онлайн школы. Меня удивляет, что маленьким спросом пользуется телемедицина в педиатрии. Мы ожидали большей нагрузки.

Виктория: Игорь вы сказали, что вам помогают ваши врачи с идеями, каким образом вы их собираете? Планерки проходят?

Игорь: Да, планерки проходят у нас каждый день. Очень важно на мой взгляд сейчас сохранять командный дух. Я лично объезжаю каждую клинику в Москве, мой коллега делает тоже самое в СПБ. Люди должны видеть, что никто не бежит «с лодки», никто не тонет, а наоборот, мы все плывём дальше. Мы пользуемся Skype, Zoom, ежедневно проводим конференции между клиниками.

Виктория: Игорь, я общалась с разными клиниками, у них кто-то из врачей уволился, другая клиника говорит, что медсестры не хотят измерять температуру пациентам, потому что боятся. Вы столкнулись с подобной паникой врачей или медсестер?

Игорь: Часть врачей перешла на дистанционную работу по состоянию здоровья, у кого-то астма или системные заболевания, на них мы как раз направили основной поток телемедицинских услуг.

Часть врачей ушли в отпуск за свой счет, потому что им работать запретили родственники, или сами боятся. Они ушли по своему желанию, и никто не препятствовал, мы никого не увольняли. Очень важно в таких условиях сохранить команду, они уйдут, а кто потом останется работать, где их потом искать снова? К команде нужно относиться бережно.

Виктория: Какие советы дадите нашим читателям напоследок?

Игорь: У многих стоит вопрос закрываться или нет, несмотря на наши сегодняшние успехи, мы также не исключаем, что какие-то подразделения придется закрывать. Даже если кажется, что сейчас очень плохо, возможно, будет еще хуже. Если всё затянется, то здесь никакого креатива не хватит.

Но на то мы и руководители клиник, кому, как не нам с вами, потом, в той новой реальности, создавать что-то новое, даже если потеряем старое. Относитесь к этому таким образом и не теряйте надежду.

Виктория: Большое Вам спасибо, желаю Вам успешного медицинского бизнеса, без осложнений!

Источник: D-ZERTS.RU

О нас

В GMS Hospital Вы и члены Вашей семьи могут решить большинство проблем, требующих хирургического лечения на высоком европейском уровне, не покидая Москвы.

Подробнее
Видео о GMS Hospital 2:06
Наша команда

В GMS Hospital мы сформировали команду высококвалифицированных специалистов в различных областях медицины.

Подробнее
Абрамов Олег Сергеевич Оториноларинголог, хирург
Башанкаев Бадма Николаевич Руководитель центра хирургии. Хирург, проктолог, колопроктолог
Рыкунов Алексей Васильевич Травматолог-ортопед, подиатр
Галерея

В GMS Hospital созданы все условия для Вашего комфортного пребывания в клинике в период прохождения лечения.

Подробнее

Популярные страницы